Читать онлайн “Моя судьба с последней парты” – Фарди Кира – RuLit – Страница 9

«кофе по-варшавски»

«Красная звезда», 18 января 1945 года, смерть немецким оккупантамБ.Ефимов

||

«Красная звезда»

№15, 18 января 1945 года

СТОЛИЦА СОЮЗНОЙ НАМ ПОЛЬШИ — ВАРШАВА ОСВОБОЖДЕНА ОТ НЕМЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ.
Слава воинам Красной Армии, развивающим победоносное наступление!

# Все статьи за 18 января 1945 года.

«Красная звезда», 18 января 1945 года

«Кофе по-варшавски». Рис. Б.Ефимова.

К столу уселись выпить кофе.
Взамен ликера и вина
Весть о варшавской катастрофе
Была им к кофе подана…

Их снова бьют. И бьют заправски!
Их шпарят так, что свет не мил.
Крутое КОФЕ ПО-ВАРШАВСКИ
Им маршал Жуков заварил!

# Вл.Дыховичный.

☆ ☆ ☆

18.01.45: Варшава освобождена! || «Правда» №15, 18 января 1945 года
18.01.45: И.Эренбург: Варшава (“Красная звезда”, СССР)
18.01.45: Победа под Варшавой (“Красная звезда”, СССР)
18.01.45: Победы, поразившие мир! (“Известия”, СССР)
18.01.45: Р.Кармен: Варшава взята || «Известия» №15, 18 января 1945 года
18.01.45: К.Тараданкин: Наступление продолжается (“Известия”, СССР)
18.01.45: К.Лыданин: Сражение за Варшаву || «Комсомольская правда», 18 января 1945 года

17.01.45: Могущество советского оружия (“Красная звезда”, СССР)
17.01.45: Славная победа за Вислой || «Известия» №14, 17 января 1945 года
17.01.45: М.Рузов, Л.Славин: По ту сторону Вислы (“Известия”, СССР)
17.01.45: А.Деглав: Торжество советского правопорядка (“Известия”, СССР)
17.01.45: Братья Тур: О медных ручках и таких же лбах (“Известия”, СССР)
17.01.45: А.Трайнин: Стратегия террора || «Известия» №14, 17 января 1945 года
17.01.45: Сокрушительный удар по врагу за Вислой (“Комсомольская правда”, СССР)

16.01.45: И.Эренбург: Кровь и деньги (“Красная звезда”, СССР)
16.01.45: Советская артиллерия в боях за Вислой (“Красная звезда”, СССР)
16.01.45: Величие духа нашего народа || «Известия» №13, 16 января 1945 года

15.01.45: Под знамёнами победы (“Правда”, СССР)
15.01.45: И.Эренбург: В Берлин! (“Правда”, СССР)
15.01.45: Б.Полевой: Осторожно, мины! (“Правда”, СССР)
15.01.45: С.Борзенко: Наступление || «Правда» №13, 15 января 1945 года

14.01.45: Новый удар по врагу || «Красная звезда» №12, 14 января 1945 года
14.01.45: В.Лавриненков: Штурмовые действия истребителей (“Красная звезда”, СССР)
14.01.45: Ф.Бубеннов: Наступление наших войск западнее Сандомира (“Красная звезда”, СССР)

13.01.45: И.Агибалов: Штурм центральных кварталов Будапешта (“Красная звезда”, СССР)

12.01.45: П.Никитин: Герои уличных боёв в Будапеште (“Известия”, СССР)

11.01.45: И.Агибалов: Будапештский «котел» (“Красная звезда”, СССР)

10.01.45: И.Эренбург: О том же || «Красная звезда» №8, 10 января 1945 года
10.01.45: Н.Воронов: Мастерство и отвага советских воинов (“Правда”, СССР)
10.01.45: Герой Советского Союза гвардии капитан Николай Чечетко (“Комсомольская правда”, СССР)

09.01.45: Герой Советского Союза сержант Ельбай Карабаев (“Комсомольская правда”, СССР)
09.01.45: Сбор патриотических фольклорных произведений || «Известия» №7, 9 января 1945 года

08.01.45: К.Демидов: Заменители оптимизма в Германии (“Правда”, СССР)

07.01.45: М.Михайлов: Словесный «шнапс» (“Красная звезда”, СССР)
07.01.45: П.Лукницкий: В Будапеште || «Правда» №6, 7 января 1945 года
07.01.45: П.Стефановский: Заметки летчика-испытателя** (“Красная звезда”, СССР)
07.01.45: Советский Союз и демократическая Польша (“Правда”, СССР)

06.01.45: П.Cинцов: Бои в Будапеште || «Правда» №5, 6 января 1945 года
06.01.45: П.Стефановский: Заметки летчика-испытателя* (“Красная звезда”, СССР)
06.01.45: М.Зощенко: Два письма || «Известия» №5, 6 января 1945 года

05.01.45: С.Португалов: Лечение пенициллином в Красной Армии (“Красная звезда”, СССР)
05.01.45: М.Макухин: Цифры и факты, взывающие к мести врагу (“Красная звезда”, СССР)
05.01.45: П.Стефановский: Заметки летчика-испытателя (“Красная звезда”, СССР)

04.01.45: В берлоге немецкого зверя (“Красная звезда”, СССР)

03.01.45: За полный разгром врага! (“Красная звезда”, СССР)

02.01.45: В.C: Новогодний вой в гитлеровской берлоге (“Правда”, СССР)

01.01.45: И.Эренбург: Куранты века (“Красная звезда”, СССР)
01.01.45: И.Эренбург: Глаза Золушки || «Комсомольская правда» №1, 1 января 1945 года
01.01.45: Е.Кригер: Старый солдат || «Известия» №1, 1 января 1945 года

Декабрь 1944 года:

25.12.44: Д.Бедный: «Танец смерти» || «Правда» №309, 25 декабря 1944 года

23.12.44: Мщение и смерть гитлеровским мерзавцам! (“Красная звезда”, СССР)
23.12.44: О злодеяниях немцев на территории Львовской области (“Красная звезда”, СССР)
23.12.44: Мщенье и смерть палачам Львова! || «Известия» №302, 23 декабря 1944 года

21.12.44: Советский воин || «Правда» №305, 21 декабря 1944 года
21.12.44: Б.Полевой: Мария || «Правда» №305, 21 декабря 1944 года

20.12.44: Немецко-фашистские зверства в Литве (“Правда”, СССР)
20.12.44: К.Симонов: Белградские рассказы. 2. Ночь над Белградом (“Правда”, СССР)

18.12.44: К.Симонов: Белградские рассказы: 1. Старшина Ерещенко (“Правда”, СССР)

17.12.44: С.Галаджев: Воспитание ненависти (“Красная звезда”, СССР)
17.12.44: И.Эренбург: Помнить! || «Правда» №302, 17 декабря 1944 года
17.12.44: Е.Кригер: Снова в строю || «Известия» №297, 17 декабря 1944 года

Газета «Красная Звезда» №15 (6003), 18 января 1945 года

В каких примерах выделенные слова пишутся через дефис? укажите один или несколько правильных вариантов ответа: домой расходились (по)трое кофе (по)варшавски купили сёстрам (по)летнему платью оделась (по)летнему спрятаться бы где(нибудь) читать (по)немецки играть (в)слепую (чуть)чуть повыше ростом

Читать онлайн "Моя судьба с последней парты" - Фарди Кира - RuLit - Страница 9

Кружились (сказуемое, выражено глаголом) разные (определение, выражено прилагательным) предметы (подлежащее, выражено существительным, обобщающее слово): ветки, щепки, сучки и солома ( однородные подлежащее, выраженные существительными).

(Повест., неотриц., простое, полное, распространенное, осложнено обобщающим словом и однородными подлежащими).

Читать онлайн “моя судьба с последней парты” – фарди кира – rulit – страница 9

— Очнулась? Вот и ладненько, — глухо произнес один. — Как-то неинтересно с бревном развлекаться.

Оля была ошеломлена, не понимала, что происходит, кто эти люди. Крупная дрожь сотрясала ее тело. Руки, связанные уже скотчем, болели. Она языком толкала тряпку, но не могла от нее избавиться. Глаза наполнились слезами. Они потекли к вискам, девушка сразу захлюпала носом, и дышать стало еще труднее.

— Начинай. Вдруг кто увидит, — произнес глухой голос.

Неизвестный с синими глазами деловито положил руки на колени девушки. Поняв, что он хочет сделать, Оля замычала, замотала головой, задергала ногами и руками, стараясь попасть по обидчику. Происходящее походило на кошмар. Насильник, пыхтя, преодолевая сопротивление, раздвинул девушке бедра, но Оля снова сжала ноги.

— Держи сучку! Какого хрена стоишь?

Тяжелое мужское тело навалилось ей на грудь, придавило к земле. Оля боролась изо всех сил, но задыхалась, поэтому была слабой. Она чувствовала, как второй рвет колготки, срывает с нее трусики. И вдруг он остановился, замер, прислушиваясь к лесным звукам. Оля задержала дыхание: небольшая пауза всколыхнула в душе надежду, что насильник одумается.

Но зря. Что-то твердое стало вонзаться ей в плоть. Оля дергалась, но насильник не отступал. Он резко схватил ее за бедра и прижал их к животу. Сложенная практически пополам, Оля не могла даже пошевелиться. В такой позе он наконец проник внутрь, и дикая боль пронзила ее тело. Оля изогнулась в немом крике, но жесткие ладони крепко сжимали ее ноги.

Сколько продолжалась эта пытка, Оля не знала. Ей казалось, что в нее вбивают бревно, с каждым ударом все глубже и яростнее. Иногда инструмент насильника выскакивал наружу, Оля с всхлипом вздыхала, а потом он снова вонзался с удвоенной силой. Тело вздрагивало от каждого толчка, вибрировало и тряслось. Насильник над девушкой сопел, обливался потом, полукружиями расплывавшимся по маске. Сильный запах горячего мужского тела, смешанный со знакомым парфюмом, бил в нос, и инстинкт самосохранения заставлял Олю отворачиваться, часто дышать, чтобы избежать приступа рвоты, от которого она могла захлебнуться.

Напавший с каким-то злобным наслаждением выполнил свою работу и наконец затрясся, застонал. Оля почувствовала, что давление внутри живота исчезло вместе с остатками острой боли. Мужчина еще секунду полежал, тяжело дыша и приходя в себя, потом откатился на бок и встал. Оля со стоном опустила затекшие ноги, надеясь, что экзекуция закончилась, а она осталась жива. Она оперлась на локти и стала отползать в сторону.

Но опять ошиблась. Насильник схватил ее за ногу и притянул к себе, расцарапав нежную кожу о еловые иголки, ковром устилавшие землю.

— Теперь ты, — приказал он напарнику, застегивая джинсы. Тот нерешительно засопел и сделал шаг в сторону. Тогда первый толкнул его к девушке.

— Не могу, — сдавленно произнес второй и подался назад. — Страшно.

— А на кулак нарваться не боишься? Давай!

— У меня и желания нет, — отказывался второй.

Оля слушала их перепалку с ужасом и молила Бога, чтобы кто-нибудь догадался, где она, и пошел ее искать.

— А так будет? — одним рывком насильник перевернул девушку на живот, поставил ее на колени. Он с силой провел по внутренней стороне ее бедер ладонями, потер пальцами больное место — Оля снова затряслась от ужаса и страха, потом похлопал по обнаженным ягодицам.

— Давай! По-собачьи. Можешь и вторую дырку расковырять. Разрешаю. Не бойся. Так она в глаза смотреть не будет.

Оля задергалась, замычала, но сильные руки прижали ее к земле, чуть не придушив от усердия. В полуобморочном состоянии она почувствовала, как что-то вяло прикасается к коже ее бедер, потом наливается и поднимается выше. Второй насильник скользнул в разорванную плоть легко, почти не причинив боли, но Оле уже было все равно: она потеряла сознание от недостатка воздуха.

Второй раз она очнулась от неприятного ощущения: ей казалось, будто сотни маленьких существ бегают по телу, оставляя жгучую боль. Она открыла глаза: летнее солнце уже поднялось над горизонтом и мгновенно ослепило. Дышать стало легче. Оля подняла по-прежнему связанные руки — кляп исчез.

§

Время быстро приближалось к двенадцати часам. Уходить не хотелось.

— Оль, это твой последний день в школе, — уговаривала ее Жанна. — Что ты, как маленькая ляля, пойдешь спать в кроватку так рано!

— И, правда, Оля, оставайся, — вторили ей одноклассницы.

— Я не взяла с собой спортивную форму, чтобы переодеться, — отбивалась от подруг она.

— Не парься! — возразила Жанка, — у меня в классе есть кроссовки. — Будешь выглядеть суперстильно в вечернем платье и спортивной обуви.

— Там же комары, — сопротивлялась Оля, но уже как-то вяло.

— Я отдам тебе свой пиджак, — подошел сзади Илья. Этот аргумент и стал последней каплей, которая сломала оборону девушки.

Она позвонила домой, предупредила, что вернется утром вместе с Ильей, и осталась в школе. Нам не дано предугадать, на какую дорогу выведут нас спонтанные решения. Вот и Оля не знала, что проводит последние часы счастливой жизни.

Автобусы привезли выпускников, родителей и учителей на озеро. Хорошо оборудованный пляж с грибочками, беседками и местами для пикников замечательно подходил для развлечения большого количества людей.

Ученики сразу разбрелись по берегу. Где-то раздались первые аккорды гитары. Самые смелые, получив разрешение от старших, полезли в воду купаться. Но основная масса крутилась возле родителей, которые организовали шашлыки и огненное шоу. Девушки собрались в беседке.

— Представляете, — грустно сказала Жанна, — вот так учились вместе одиннадцать лет, а теперь расставаться будем.

— Не страшно, — убеждала ее Юля Смирнова, — на каникулах встретимся.

— У всех разное время каникул.

— Тогда придем на вечер встречи выпускников. С Ириной Леонидовной пообщаемся и расскажем, как и где устроились. Поделимся впечатлениями.

Оля слушала девчонок с улыбкой: в ее жизни все было расписано на пять лет вперед. Сюрпризов не ожидалось.

— Пойдемте шоу смотреть, — предложила она. — Хватит грустить.

Девушки сорвались с места и побежали к костру. Оля смотрела на огонь, на Илью, стоявшего напротив, и теплом наполнялась ее душа. Сердце трепетало от счастья. Кто-то протянул ей тарелочку с шашлыком, Она отвлеклась на шоу, а когда подняла глаза, потеряла Илью.

Предлагаем ознакомиться:  Ритейлеры ожидают роста спроса на чай и кофе к Новому году | Новости Саратова и области — Информационное агентство "Взгляд-инфо"

— Олька, тебя Шереметов ждет у дальней беседки.

Оля повернулась, но не поняла, кто сказал эти слова. Она положила тарелочку на стол и пошла через пляж. Помахала рукой издалека Ирине Леонидовне. В одной беседке увидела Сашку Степанова с компанией друзей. Они стояли, наклонившись друг к другу, и ей показалось, что в руках ребят были одноразовые стаканчики. Оля остановилась, но в это момент Сашка поднял голову и грубо сказал:

— Что вылупилась? Иди, куда шла.

Обида ударила в голову, но Оля сдержалась. «Плевать! Если они такую хотят оставить о себе память, их дело».

Она добежала до последней беседки, ступила на дощатый пол и недоуменно огляделась: пусто.

Глава 3

— Илья? — окликнула Оля друга.

Эхо повторило за ней: «Илья-я-я!»

— Что за глупые шутки! — проворчала она. — Зачем меня сюда звать, если сам не пришел?

Оля спустилась на землю с невысокого помоста, но не успела сделать ни шагу: сзади напали. Атака была такой внезапной, что ошеломила, не дала девушке опомниться. Неизвестный накинул ей на голову пластиковый пакет и потащил в кусты. Синий блейзер свалился с плеч и остался лежать на тропинке. Оля опомнилась от неожиданности и закричала — стенка пакета втянулась в рот и нос, перекрыла дыхание.

Девушка не могла полноценно дышать, ничего не видела в черном пакете, слышала только тяжелое кряхтение противника. Паника захлестнула сознание, лишила способности адекватно оценить ситуацию. Лицо мгновенно покрылось испариной. чувствовала, как ее волокут в глубь леса, и взмахивала, как бездушная кукла, руками. Кроссовки цеплялись за корни деревьев, ветки хлестали по ногам и рвали колготки. Она выдохнула, пакет распрямился, и снова закричала.

— Заткнись, сучка, — больно ткнули ее вбок.

Дыхание стало прерывистым и поверхностным. На третий крик не хватило кислорода, и Оля отключилась.

Очнулась она на земле. Пакет с головы исчез. Дышать по-прежнему свободно не могла: изо рта торчала вонючая тряпка, похожая на носок. Оля с трудом подавила приступ тошноты и открыла глаза: над головой качались ветки ели, сквозь которые радугой пробивались солнечные лучи, а сбоку она увидела ноги в джинсах и кроссовках. Нападавших было двое. Девушка подняла веки и посмотрела вверх: на лицах неизвестных чернели маски спецназовцев. Сквозь прорези блестели карие и синие глаза, жадно трепетали ноздри и хищно улыбались рты.

§

Оля опустила глаза вниз. Его узкая кисть с тонкими пальцами будущего хирурга покачивалась буквально в сантиметре от ее руки. Девушка как завороженная смотрела на нее, а потом, будто в омут прыгнула: задержала дыхание и вложила свою ладошку в его. Илья бросил на нее мгновенный взгляд, довольно улыбнулся и крепко сжал хрупкие пальчики. Оля сразу почувствовала облегчение. Душа радовалась и пела: ее чувства взаимны.

— Я буду поступать в Саратов, — неожиданно сказал Илья. — Там тоже есть медицинский вуз.

— Правда? — только и смогла спросить глупая от блаженства Оля. Она не загадывала далеко вперед, не фантазировала, как сложатся их отношения в дальнейшем. Важен был только этот миг юного счастья, который останется с ней на всю жизнь.

Выпускной бал стал еще одним мигом, который застрял в памяти Оли навсегда. Он сломал ее, опрокинул представление о мире, забрал на долгие годы веру в людей.

А все начиналось замечательно.

Салон красоты, куда записала Олю Жанна, находился в центре города. Подружки приехали заранее и еще полчаса сидели в очереди, обсуждая купленные наряды, туфли и дальнейшие планы. Жанна видела себя актрисой. Оля сомневалась, что она поступит в Щукинское: много таких девочек с периферии едут покорять Москву, да не получается. Но убеждать Жанну бесполезно. Та, как молодая кобылка, закусила удила и неслась к цели, не разбирая дороги.

Прически девчонки сделали модные и стильные. Рыжие волосы Оли завили в крупные локоны. Макушку приподняли с помощью шиньона, который закрепили ободком, усыпанным сияющими камнями. Прическу завершала прямая челка, закрывавшая весь лоб.

Оля осталась довольна внешностью. С зеркала на нее смотрела томными серыми глазами неведомая красавица. Гладкая кожа с нежным румянцем, по-детски пухлые губы, покрытые розовой помадой, которая завершала макияж.

— Слушай, а ты ничего себе так! — восхищенно присвистнула Жанна. — Салоны красоты творят чудеса.

— Когда материал хороший, и результат впечатляет, — не согласилась с девушкой стилист. — У вашей подруги очень тонкие черты лица. Их чуть-чуть выделить, и ее красота засияет ярче солнца.

Жгучая брюнетка Жанна поджала красные губы, но спорить не стала. Оля довольно улыбнулась. В их паре она всегда была ведомой, а тут вдруг оказалась в роли лидера. Домой возвращались весело. Договорились встретиться через час, чтобы идти в школу на вручение аттестатов.

К рыжим волосам полагалось зеленое платье, но и здесь Оля пошла своим путем, чтобы создать неотразимый образ. Для вечернего наряда Оля выбрала серебристую ткань в тон глазам и такие же босоножки на высоких каблуках. Покрутившись перед зеркалом, она осталась довольна собой и счастливая выбежала из квартиры.

Илья ждал ее на лестничной площадке. Он молча оглядел подругу и поднял большой палец вверх:

— Красотка! Теперь тебя отбивать от кавалеров придется.

— Не выдумывай! — засмеялась Оля. — Все девушки постарались и сегодня будут великолепны.

Действительно, выпускницы были одна другой краше. Девичий цветник радовал глаз и создавал отличное настроение. По одному выпускники выходили на сцену и получали аттестат, и совершенно неважно было в этот момент, какого он цвета, главное — это пропуск в большую жизнь. Илья с гордостью потряс перед носом родителей золотой медалью. Оля скромно показала родным аттестат с одной четверкой — по истории.

— Как обидно, Олюшка! — всплакнула бабуля, увидев слово «хорошо» среди сплошных «отлично». Может, надо было попросить Дениса Владимировича позаниматься с тобой?

— Родная моя, любимая! — обняла ее Оля. — Все просто замечательно! Я сама справлюсь, не печалься, не унывай.

С этими словами она закружила бабушку в танце и сдала на руки маме. Оля проводила родных до выхода и клятвенно пообещала, что ровно в двенадцать часов вызовет такси и приедет домой. По устоявшейся в школе традиции после бала все выпускники организованно выезжали за город встречать рассвет. Но Оля не хотела волновать маму, поэтому от поездки отказалась.

Вечер покатился точно по сценарию. Выпускники прошли в столовую, которая в эту ночь превратилась в изысканный ресторан. Сервировка поражала белизной накрахмаленных скатертей и сиянием хрусталя. Столы ломились от вкусных блюд. Традиционный бокал шампанского (и ни граммом больше) выпили под напутственную речь директора.

А потом была музыка, викторины и конкурсы. Оля веселилась от души, в танце меняла одного партнера за другим и не заметила, как уже кружилась в вальсе с Денисом Владимировичем. Почему бы и нет? Ну, не могла она отказать в последней просьбе учителя! Историк вел себя галантно: руки держал на «пионерском» расстоянии, говорил красивые комплименты, ненавязчиво давал советы по поступлению. Они расстались как добрые приятели, не державшие камень за пазухой.

§

— Достал уже, честное слово, — буркнула Оля. — Прохода не дает.

— Держись меня. Вместе справимся.

Урока истории Оля ждала с волнением. Она еще не решила, следует ли положиться на парня, с которым знакома всего несколько дней, и рассказать ему все. Илья пока негатива не вызывал, но и доверия тоже, хотя Оля иногда и посматривала на его красивый профиль во время урока. Она вздохнула и открыла бесполезный учебник: немного надо подготовиться к тесту. Хотя списать не получится: тест будет в приложении Socrative. У каждого ученика свои номера вопросов и набор ответов. Учитель, сидя за столом, легко следит по планшету за скоростью и качеством выполнения теста.

— Не нервничай, — вдруг сказал ей Илья, — справимся.

— Как?

— Если нельзя одолеть врага силой, нужно применить хитрость, — опять подмигнул девушке сосед.

— Историк все равно увидит, если я буду тормозить с ответом, — удивилась Оля.

— Тормозить буду я, а ты ответишь хорошо. Меняемся обложками?

Оля посмотрела на соседа: такой вариант ей даже не приходил в голову. Действительно, если они поменяются корочками планшетов, Денис даже не заметит, что отвечает не Оля, а Илья.

— А как же ты? Я тебе тест завалю.

— Плевать. Я историю сдавать не собираюсь.

— Но твоя помощь, все равно, что медвежья услуга. Знаний она мне не прибавит.

Илья внимательно посмотрел на девушку:

— Ты совсем не готовилась?

— Почему? Я учила.

— Вот и славно, — удовлетворенно хмыкнул он, взял Олин планшет и поменял обложки.

Тест прошел хорошо. Денис Владимирович, удивленный тем, что Оля прекрасно справляется с вопросами, встал и подошел к последней парте. Остаток урока он торчал рядом и внимательно следил за работой. Оля сразу занервничала. Пальцы сами попадали не на те цифры и выбирали не те ответы. Историк, довольный произведенным эффектом, сел на свое место, и Оля расслабилась.

— Слушай, как ты выдерживаешь такой прессинг? — спросил Илья, когда урок закончился и злой Денис покинул класс. — За что он тебя так невзлюбил?

— Я не могу сказать, — ответила Оля и смущенно отвела глаза. Как она могла поделиться своей бедой с почти незнакомым парнем, когда даже подружка не приняла ее слова всерьез?

С этого дня у историка не было ни одного шанса подойти к девушке. Даже если они случайно оказывались рядом, тут же на горизонте появлялся Илья и забирал Олю с собой. Денис Владимирович разозлился не на шутку и стал вымещать свое недовольство на одноклассниках. Дело закончилось тем, что родители написали на учителя жалобу директору, причем сделали это открытым письмом, которое выложили на сайте школы для всеобщего обозрения.

Историк еле отбился от нападок администрации и немного поутих. Однако Оля часто ловила на себе его злобный взгляд и понимала, что этот человек так просто не отстанет.

Так и вышло.

Незаметно весна разгулялась. Отзвенела ручейками и капелями. Наполнила воздух ароматами свежей зелени и черемухи. Отгремела первыми грозами, напугала огородников ночными заморозками. Промелькнул праздник Последнего звонка, а следом один за другим прошли выпускные экзамены. Оля справилась с итоговой аттестацией достойно, даже историю сдала на весьма приличные баллы. Настроение было прекрасное, а на горизонте показалась новая цель: Саратовская юридическая академия, куда Оля собиралась поступать.

С Ильей они хорошо подружились. Вместе ходили в школу, готовились к экзаменам, уворачивались от преследования Дениса Владимировича. Грезить о Сашке Степанове Оля стала все меньше, и наконец наступил такой день, когда она удалила из телефонной галереи все его фотографии. Теперь Жанна стала обижаться на подругу, что та больше времени проводит с соседом по парте, а не с ней. Как юноша сумел договориться с упрямой Ириной Леонидовной, Оля не догадывалась, но с первого дня школьных занятий до последнего он всегда сидел рядом.

Накануне выпускного бала Оля очень волновалась. Даже не верилось, что еще один день, и она шагнет во взрослую самостоятельную жизнь. Вечером Илья пригласил ее на прогулку. Они бродили по маленьким улочкам, без причины, просто потому, что было тепло и упоительно пахла сирень, весело смеялись. Юноша сорвался с места, отломал кипенно-белую кисть и преподнес Оле. Она с восторгом приняла подарок: это были ее первые цветы от молодого человека.

Они шли рядом и в какой-то момент замолчали. Оля украдкой посмотрела на Илью: рот растянут в полуулыбку, от синих глаз исходит сияние. «Какой он красивый! — невольно подумала она и гордостью огляделась. Весь ее восторженный вид говорил прохожим: смотрите, завидуйте, этот невероятный парень — мой самый лучший друг.

Предлагаем ознакомиться:  Плотность и крепость кофе – что же это такое и чем они отличаются? - КофеКлуб

§

— Плевать, — угрюмо ответила Оля. Настроение резко ухудшилось. — Из-за истории расстроилась. Ты почему меня в кабинете одну бросила? — накинулась она на Жанну.

— Так, на физру надо было переодеваться, а ты все сидела, тетрадь не сдавала, — оправдывалась подруга. — Ты на меня, что ли, обиделась?

— Ладно. Проехали, — отмахнулась Оля: не хотела портить хорошее настроение. — Пошли на литературу. Классуха ругаться будет, если опоздаем.

Преподавателя литературы, а по совместительству и классного руководителя, звали Ирина Леонидовна. Оля знала, что ребята ее уважают за строгость и сердечность. Но у нее был один пунктик, над которым все втайне посмеивались: она раз в три недели пересаживала учеников по своему усмотрению. Это правило существовало с пятого класса, поэтому ученики привыкли и не спорили. Привыкли и к тому факту, что девушки всегда сидели с юношами. В классе давно родился лозунг: «Если не нравится сосед, воспитывай», — поэтому никто не возражал против нового пересаживания.

Но в их одиннадцатом классе училось двадцать девять человек, так что раз в три недели кто-нибудь получал бонус: последнюю парту в полное распоряжение. Сейчас этим счастьем владела Оля. Она разложила тетради и ручки на столе, достала айпед. Еще одна фишка их лицея — преподавание с помощью учебных электронных приложений. Каждый день они выполняли тесты и другие задания, используя планшет. Он давно стал привычным и удобным инструментом для школьной работы.

Прозвенел звонок, и в класс вошла Ирина Леонидовна — женщина средних лет, худощавая и модно одетая. За ее спиной еще кто-то маячил.

— Ребята, прошу вашего внимания. К нам в класс перевелся новый ученик.

Она сделала шаг в сторону и Оля увидела своего веселого соседа. Он немного сутулился и смущенно кривил рот. Встретившись взглядом с Олей, юноша расплылся в широкой улыбке, и девушка увидела, какой Каланча хорошенький. Темные вихрастые волосы были уложены в модную прическу. Синие глаза в обрамлении пушистых ресниц сияли и казались почти прозрачными. Подбородок пересекала волевая ямочка.

Девочки зашевелились. Даже Оля удовлетворенно улыбнулась: наконец-то у Степанова в школе появился конкурент.

— Представься классу, пожалуйста, — предложила Ирина Леонидовна.

— Илья. Шереметов. Не путайте с князьями Шереметьевыми. Я птица другого рода-племени. Можно просто — Илюха.

— Ну, и отлично. Звонарева, подвинь свои вещи и освободи место для молодого человека.

Вот так рядом с Олей незаметно села ее судьба.

Глава 2

* * *

Два дня прошли спокойно. Дениса Владимировича Оля видела только издалека в школьном коридоре и всегда сворачивала в сторону, чтобы не столкнуться лицом к лицу. Но сегодня с утра что-то не заладилось. В конце марта весна вдруг вспомнила, что пришло ее время, и заторопилась. Оля вышла из подъезда и сразу попала под противный снежный заряд вперемешку с дождем. Рыхлый снег проваливался на каждом шагу, и итальянские сапожки, не рассчитанные на такую слякоть, мгновенно промокли.

Ругаясь на непредсказуемую погоду, Оля с трудом добралась до школы. С ресниц, облепленных снегом, капала тушь. Мокрая челка прилипла ко лбу. Куртка спереди походила на одно большое темное пятно.

Только Оля открыла школьную дверь — сразу увидела ненавистного учителя, караулившего у вахты. «Дежурит, что ли?» — неприязненно покосилась на Дениса она и свернула к раздевалкам, но не успела сделать несколько шагов, как историк догнал ее и преградил путь.

— Не торопись, Звонарева, — тихо сказал он, — если сегодня ты опять не будешь готова к тесту по историческим датам, я доложу завучу о твоей халатности по отношению к моему предмету.

Оля растерянно смотрела на учителя и не знала, что ответить. Она и так чувствовала себя неловко: мокрая, с красным хлюпающим носом, а тут этот гад пристает. Девушка кивнула головой и сделала шаг в сторону, но Денис не отступал. Он видел ее смущение и старался унизить еще больше.

— Это что за непочтительное отношение к учителю? — он снова перекрыл ей дорогу. — Трудно словами ответить?

— Хорошо, — Оля попыталась обойти историка стороной.

— Что хорошо?

— Она прекрасно готова к тесту, — услышала Оля за спиной веселый голос Ильи и обернулась. — Я сам вчера с ней занимался, — юноша подмигнул соседке по парте. — Простите, пожалуйста, мы на урок опоздываем.

Не ожидая разрешения, Илья схватил Олю за локоть и потащил к раздевалкам.

— Что этому хлыщу от тебя надо?

§

— Не совсем, — возразил историк, удобно расположившись за столом, — простите, как вас звать-величать? — обратился он к бабушке.

— Ох, простите! — всплеснула руками та, и мучное облако повисло в воздухе и медленно осело на стол. — Варвара Петровна. А вы?

— Денис Владимирович.

— Олечка не рассказывала, что у нее такой молодой и привлекательный учитель. Простите, я сейчас поставлю пирожки в духовку, и мы с вами поговорим.

Бабушка возилась у плиты, а Оля застряла в дверях и мрачно смотрела на историка. Мысли перемешались в голове. «Зачем он пришел? Что хочет сказать?» Денис насмешливо поглядывал на нее, и от этого Оле становилось еще хуже. Бабушка наконец разобралась с пирожками, поставила перед учителем чашку чая и села сама.

— Рассказывайте.

— Варвара Петровна, извините за неприятные вести, но меня волнует успеваемость Оли. Через два месяца экзамены, а после сегодняшней контрольной работа она сдала чистый лист. «Козел! — ахнула про себя Оля. — Нет, что за ублюдок!» — она покраснела от злости и хотела закричать, что его слова — неправда, но историк, как волшебник, вытащил из портфеля тетрадь и сунул под нос бабушке. — Вот посмотрите.

— Оля, как же это, — растерянно подняла на нее глаза бабуля, — ты решила не поступать на юридический? — девушка отчаянно замотала головой.

— Варвара Петровна, я о об этом и хотел поговорить. Я предлагаю Оле дополнительные занятия. Совершенно бесплатные, — добавил он, увидев попытку бабушки отказаться.

Оля стояла ни жива ни мертва: «Скотина! Решил по-другому до меня добраться!»

— Бабуля, я сама могу выучить историю и подготовиться к экзаменам. Я не хочу загружать Дениса Владимировича лишней работой, — резко сказала она, постаравшись максимально добавить в голос твердости и уверенности. Она и сама верила, что справится, если этот человек ей не будет мешать.

— Благодарю вас, дорогой учитель, за заботу, — в отличие от внучки обрадовалась бабушка. — Мы с мамой Олечки обдумаем ваше предложение и позвоним.

«Спасибо, моя осторожная бабулечка! — обрадовалась Оля. — Что, урод, выкуси! Не получилось!» — она с торжеством в глазах посмотрела на историка и довольно улыбнулась.

Денис снял очки, привычным жестом протер стекла и только потом поднял глаза. Холодом сверкнул жесткий и немного рассеянный, как у всех близоруких людей, взгляд. Улыбка пропала с лица, и оно стало похоже на маску. Будто двуликий Янус повернулся злой стороной. Только что на кухне пил чай ангел во плоти, и уже тебя прожигает насквозь Дьявол. Оля поежилась и пошла к двери, открыла ее и молча ждала, пока учитель наденет модные рыжие туфли и попрощается с бабушкой. Уже выйдя в коридор, он гадко подмигнул девушке, и Оля зябко передернула плечами от омерзения. Захлопнув дверь за непрошеными гостем, Оля бросилась к бабушке.

— Спасибо, бабуля. Я сама справлюсь. Не хочу, чтобы он меня натаскивал. Ой, у тебя пирожки горят! — воскликнула она, почувствовав запах гари.

Обе бросились на кухню, которую наполнял едкий дым. Спасение квартиры от пожара отвлекло Олю, и она временно забыла о новых соседях и гадком Денисе.

Утром проснулась с хорошим настроением: в этот день истории нет, а значит, можно спокойно идти в школу. Возникла даже мысль: “Может, с Жанкой помириться?” Но Оля решила выдержать характер. Всегда она первая звонит. Вот и выросла мягкотелой. Даже с учителем разобраться не может.

Она выбежала из подъезда, напевая.

— Привет, Рыжая!

Оля оглянулась: сзади стоял вчерашний вихрастый парень.

— Отвянь! — ссориться Оле не хотелось.

— Ты чего такая недружелюбная? — парень пошел рядом, стараясь попасть с ней в ногу.

Оля скосила глаза, потом задрала голову:

— Ты когда каланчой Коломенской вымахал? — удивилась она. Юноша был на голову выше ее, и его длинное тело покачивалось рядом, как тонкий клен.

— Вот так вышло. Рос, рос и дорос, — пошутил он, потом уже серьезнее добавил, — у меня и родители высокие. Спортсмены-волейболисты. Так что от генетики никуда не деться.

— Ясно. Ну, иди, куда шел.

— Ага. Пока. Еще встретимся, — он усмехнулся и свернул во дворы.

«Откуда этот перец так хорошо знает наш район?» — пожала плесами Оля и тут же забыла про него: вдалеке она увидела Жанну и теперь гадала, окликнуть или нет. Подружка оглянулась, словно почувствовала ее взгляд, и остановилась.

— Оль, привет, — как ни в чем ни бывало начала она, — ты куда вчера пропала? Преподша по физре знаешь как ругалась!

§

Эти слова так задели Олю, что она поссорилась с Жанной, и теперь брела к дому одна. Если о ней такого мнения подруга, то что же подумают остальные?

Оля подошла к дому и недовольно посмотрела на сваленные на асфальт тюки и коробки. Грузовик с мебелью перекрывал вход в подъезд.

«Кого принесла нелегкая? Современные хозяева не таскают за собой домашнее старье, а покупают новые вещи», — зло подумала она, ступила на газон, провалилась в рыхлый весенний снег, с трудом сделала несколько шагов и пробралась наконец к двери.

— Привет, рыжая соседка, — услышала она сзади насмешливый голос и резко обернулась: из грузовика выглядывала улыбающаяся физиономия, увенчанная торчащими в разные стороны вихрами.

— Пошел ты… лесом, — сердито буркнула Оля и поднесла магнитный ключ к замку.

— Лесом, полем, улицей, бережком, — запел противный мальчишка, но его прервал строгий мужской голос:

— Илья, хватит дразнить девушку, помоги лучше стиральную машину спустить.

Дальнейший разговор Оля не слушала. Она быстро открыла дверь, вызвала лифт и поднялась на третий этаж, где жила в двухкомнатной квартире с мамой и бабулей.

— Олечка, ты сегодня рано, — выглянула из кухни бабушка, — обедать будешь?

— Позже. Я пока не хочу, — девушка юркнула к себе в комнату и закрыла дверь: наконец-то одна.

Она бросила сумку на пол и с размаху плюхнулась на кровать. Девушка вспомнила непрятные ощущения, когда она сидела на коленях историка, и непрошеные слезы закипели на глазах, покатились по вискам и упали на подушку. Девушка зло вытирала их руками, давила рыдания, которые рвались из сведенного спазмом горла. «Что делать?» — стучал в голове единственный вопрос. Скоро ЕГЭ. История и обществознание ей как воздух нужны, если она все еще хочет стать юристом и защищать женщин от таких вот сексуально озабоченных придурков.

— Сволочь! Гад! — она встала с кровати и подошла к зеркалу: и что этот урод в ней нашел?

Рыжая копна волной лежала на плечах. От природы ей достались тусклые русые волосы, потому Жанка и назвала ее серой мышкой. Такого яркого оттенка Оля добилась с помощью хны, а виноват в этом был Сашка Степанов, красавчик спортсмен из математического класса. Оля тайно вздыхала по нему уже два года: украдкой фотографировала, а потом вечерами рассматривала фото и фантазировала, как он провожает ее из школы, угощает мороженым и водит в кино на зависть всем девчонкам. Но, увы! Сашка не обращал на нее никакого внимания. Действительно, зачем самому популярному парню в старшей школе нужна очкастая зубрилка с серым хвостиком! Вот тогда Жанка и предложила ей изменить цвет волос и надеть линзы.

Предлагаем ознакомиться:  Как избавиться от запаха в холодильнике: проверянные способы

Сашка все равно жил с своем мире, кажется, даже не знал о существовании влюбленной в него Оли, зато яркий цвет головы, пылающей среди блондинок и брюнеток, заметил Денис Владимирович, и навалилась новая напасть: тайное преследование. Об историке среди девочек ходили всякие новости. В городе его видели то с одной, то с другой женщиной, даже прошел слух, будто он несколько лет назад женился на ученице. Но никто его жену до сих пор не видел. Детей тоже, поэтому все дружно решили, что это пустой треп из разряда «одна баба сказала».

Оля вздохнула, причесала волосы и убрала их в привычный хвостик. Ей нравился рыжий цвет. Конечно, к нему полагалось бы иметь зеленые глаза, но и ее темно-серые смотрелись неплохо. Ресницы, конечно, светлые, белесые, но хорошая тушь быстро исправит этот недостаток. В целом, Оле ее внешность нравилась. Только вздернутый нос иногда бесил. Она даже думала, что когда сама начнет зарабатывать, сделает пластическую операцию, выровняет ненавистный кончик.

От грустных мыслей отвлек звонок в дверь.

— Олюшка, открой! — крикнула бабушка. — у меня руки в муке.

Оля вздохнула: «Кого еще черт принес!» — распахнула дверь и побледнела: на пороге стоял Денис Владимирович. Он смотрел в упор на девушку, и она чувствовала, что сейчас упадет в обморок под этим пристальным взглядом.

— Здравствуйте, — спасла положение бабушка. Она выглянула из кухни, держа руки на весу, чтобы не запачкаться мукой. — Это кого к нам ветром странствий занесло? Вы наш новый сосед?

— Нет, я преподаю вашей внучке историю. Ветер странствий мне нашептал, что я могу зайти к вам в гости, — в тон бабуле пошутил учитель.

«Козел! Чего тебе от меня надо? — простонала про себя Оля, но промолчала. Она не двигалась с места, только переводила взгляд с Дениса на бабулю.

— О, проходите на кухню. Олюшка что-то натворила? Хотя это очень странно. Она у нас хорошая, добрая девочка.

— Бабуля! — покраснела Оля. — Я давно уже не девочка. — От досады на бабушку, которая пригласила врага в дом, ей хотелось плакать. — У меня все в порядке.

§

— Вот, — протянула она тетрадь, мечтая быстрее скрыться, но не тут-то было.

— Посмотрим, посмотрим, что ты у нас накарябала, — с этими язвительными словами Денис Владимирович, молодой историк, которого за глаза все девушки звали просто Денисом, открыл ее тетрадь. — О, даже так! Чистый лист. Звонарева, это бунт?

— Нет, — пролепетала она, едва сдерживая дрожь в голосе, и оглянулась: в классе никого не было. «Предатели! Сбежали! И Жанка. Еще подруга называется!» — от обиды Оля чуть не заревела.

— Надеешься смыться? — тихо спросил учитель. — А наказание?

Уголок его рта поехал вверх, обнажив крупные, желтоватые от частого курения зубы. Голубые глаза потемнели, и в них заплескалось желание. Оля сжалась. Мысли заметались, как испуганные мыши под взглядом кота, в поисках выхода. Денис провел пальцами по обнаженной руке девушки: кожа мгновенно покрылась пупырышками. Оля вздрогнула, сделала шаг назад, но жесткая мужская ладонь успела зажать ее запястье и дернуть на себя. Ее повело в сторону, и она упала прямо на колени мужчине. Девушка вскрикнула, залилась краской от смущения и рванулась, чтобы встать, но руки учителя крепко держали ее.

— Тише, тише, — шептали ей в шею жаркие губы, — хочешь пятерку, посиди так немножко.

И вот там, где только что было тепло и мягко, вдруг стало расти что-то твердое и жесткое. Оля взвизгнула и отчаянно закрутилась, наконец (о, счастье!) вырвалась из цепких пальцев и со слезами бросилась к дверям. Еще долго в ушах звучал ехидный хохот Дениса.

Оля бежала по коридору, а глаза лихорадочно искали, куда спрятаться. Она уже была на лестнице, но потом резко развернулась и бросилась в туалет. Там точно не достанет. Она закрылась в кабинке, села на унитаз и только здесь немного расслабилась, хотя все время прислушивалась к звукам, доносящимся снаружи.

Вспомнила большое и твердое и содрогнулась: до сих пор чувствовала это противное давление между ног. Хотелось принять душ и тереть себя мочалкой, тереть изо всех сил, чтобы и следа этого ощущения не осталось. Денис Владимирович перешел уже все границы. Чувствует свою безнаказанность? И вправду, что может сделать скромная ученица против влиятельного учителя? Ей просто никто не поверит.

Обычно действия историка дальше томных взглядов и грязных шуточек не заходили, тогда что это было сегодня? Он решил перейти на новую ступень приставаний? Наверное, так. Учиться Оле осталось два месяца. Потом экзамены и — прощай школа, любимый класс и учитель, который отравил ей жизнь в последний год учебы.

— Козел! Придурок! — выругалась Оля и решила не ходить на физкультуру. Не до нее сейчас. Она тихонько выскользнула из туалета, прокралась на цыпочках мимо вахтерши, которая распекала опоздавшего на урок ученика, и сбежала домой.

Дорога, по которой она ходила вот уже почти одиннадцать лет, была привычной. Ноги делали свою работу, а голову одолевали печальные мысли. Оля с досады пнула попавшийся под ногу спичечный коробок. Тот стукнулся о стену дома и откатился на проезжую часть прямо под колеса встречной машины.

Отчаяние сжимало сердце, мешало дышать полной грудью и рождало мрачные идеи. Оля чувствовала себя сейчас этим коробком, прыгающим по мостовой. «Не буду ходить к нему на уроки. Точка. Не буду!» Но тут же появлялся червячок сомнения: «Он нажалуется завучу, та вызовет маму и заявит о прогулах. Мама, конечно, расстроится, и Оля ей уступит. Видеть маму, работавшую в трех местах, чтобы дочка жила безбедно, в слезах Оля не могла».

Внезапно она остановилась.

— А если жалобу на него написать? За сексуальное домогательство.

Радость всколыхнулась в душе, но тут же погасла. Как доказать, что учитель истории не дает ей прохода? Внешне ничего предосудительного он не делает, а его постоянные взгляды, якобы случайные касания и намеки понятны только ей, одноклассники ничего не замечают. Оля сглотнула подступившие слезы и вспомнила разговор с Жанкой сегодня утром. Когда она рассказала ей о своих подозрениях, подружка только рассмеялась:

— Олька! Да у тебя паранойя! Шуточки Дениса направлены всему классу, а не тебе.

— Жанка, он же всех не лапает. А ко мне всегда норовит прикоснуться.

— Ну, и что? Подумаешь, взрослый человек тебя по голове погладил. Что такого? Кем ты себя возомнила? Писаной красавицей? Посмотри на себя в зеркало: обычная девчонка, серая мышка. Ты даже косметику еще толком не научилась накладывать, а туда же, в неотразимые модели метишь!

§

Кира Фарди

Моя судьба с последней парты

Пролог

Денис Владимирович любил контрольные работы.

Он сидел за учительским столом, наблюдал за учениками одиннадцатого класса и откровенно скучал.

Тоска…

Он с трудом подавил зевоту и прикрыл ладонью рот: такое поведение недостойно учителя.

В школе он работал уже пятый год, преподавал историю. Сюда пришел по призванию. Вернее, так Денис думал сначала. Но проверка теории эмпирическим путем, увы, провалилась.

Говорят, благими намерениями выстлана дорога в ад. Это как раз про него, Дениса. Ничего, кроме тоски и скуки, на этой работе он не испытывал и постепенно превратился в подобие тех преподавателей, которых сам так ненавидел.

Хотя…

Не все его в школе раздражало. Были еще и ученицы. Они заглядывались на хорошенького историка, строили ему глазки, надеясь заработать снисхождение на контрольной работе или тесте. Денис млел от внимания девочек и получал истинное удовольствие, когда ставил зарвавшуюся школьницу на место, заставляя ее краснеть над очередной скабрезной шуткой.

Вот и сейчас.

За второй партой сидит Юля Смирнова. Прямо такая Юлечка-Юлечка! Денис усмехнулся. Коротенькая юбка уехала вверх, оголив стройные цыплячьи бедра. Девушка якобы случайно поглаживала коленку, и эти ритмичные движения заставляли историка следить за ними, не отрывая глаз. Вот ладонь Юлечки от колена перешла к бедру и стала подниматься все выше. Денис тоже немного сместился и даже наклонил голову набок, чтобы лучше рассмотреть потаенное.

В паху зашевелилось. «Черт! Что я, как малолетка в подростковом возрасте, не могу справиться с гормонами». Денис встряхнул головой, прогоняя наваждение, и отвернулся. «Не смотреть! Нельзя!» — повторил он про себя ставшую уже привычной фразу.

Он опустил глаза в журнал — буквы расплывались. «Безобразие! Надо выпустить закон, чтобы молодых, полных сексуальной энергии мужиков, на километр не подпускали к школе».

Денис Владимирович встал и подошел к окну. Его кабинет находился на первом этаже, и он прекрасно видел все перемещения хитрых учеников. Заметив три силуэта, кравшихся под окнами, он узнал троечников из восьмого «Г». Наверняка курить побежали. Вся администрация школы знала, что у пацанов во дворе соседнего универсама тайная курилка, но ничего сделать не могла.

Учитель протянул пальцы к ручке окна, намереваясь окликнуть нарушителей, но остановился на полпути. «Г» оно и есть «Г». Свяжешься — себе дороже будет. Надо их вести к завучу, выслушивать нотации, встречаться с родителями. Б-р-р-р! Пусть гуляют!»

Он снова повернулся к классу — легче не стало. Теперь блуждающий взгляд наткнулся на упругую грудь Машеньки Ивановой. Два белоснежных полушария выглядывали из расстегнувшейся блузки и манили к себе. Машенька не зазывала хитростью учителя, нет. И Денис об этом знал. Его смущала детская непосредственность девушки. Кажется она даже не представляла, насколько привлекательна для молодого мужчины ее невинная прелесть.

Вот девушка поменяла положение — блузка натянулась. Денис живо представил, как дули сосков нацелились на его мужскую силу и застонал. Неожиданно получилось громко. Учитель поменял положение ног, поднял глаза и наткнулся на серый взгляд Оли Звонаревой, которая сидела на последней парте.

— Пиши, не отвлекайся, — выдавил Денис смущенно и отвернулся: смотреть на Олю он совсем не мог.

Эта рыжая длинноволосая бестия вот уже год не давала ему спать ночами. Стоило ему закрыть глаза, как ее обнаженный образ будил самые извращенные фантазии, от которых он спасался случайными связями и проститутками. Он до дрожи в коленях мечтал поцеловать эти пухлые губы, втянуть по-собачьи, так, чтобы склеились ноздри, пряный аромат ее кожи, ощутить языком, как бьется тоненькая жилка на нежной шее.

Денис до боли сжал кулаки. «Ведьма! Будь ты проклята!» — как мантру повторял он. Если бы он жил в пятнадцатом веке, первый бы загнал эту ведьму на костер.

Усилием воли он поднял глаза и уставился неподвижным взглядом на девушку. Через минуту, увидев, как она заерзала, удовлетворенно хмыкнул: «Так тебе и надо, ведьма!»

Часть 1

Глава 1

— Звонарева, сдавать тетрадь собираешься? Последняя осталась, — услышала Оля окрик историка и вздрогнула. Мороз пробежал по коже от ужаса: она ничего не успела написать. Все даты вылетели из головы под пронзительным голубым взглядом из-под очков, который она постоянно ловила на себе во время контрольной работы. — Я жду.

А теперь в голосе появились мурлыкающие, опасные нотки. Оля сжалась. Этот тон не предвещал ничего хорошего. Она встала и медленно пошла к столу учителя.

Оцените статью
Про кофе
Добавить комментарий