Кофе забытый в фарфоре остынет (Новикова Елена Юрьевна) / Стихи.ру

Кофе забытый в фарфоре остынет (Новикова Елена Юрьевна) / Стихи.ру Кофе

Бродский и. а. венецианские строфы

1. Венецианские строфы

(«Мокрая коновязь пристани. Понурая ездовая…»)
Т. 3. С. 235–237. Впервые: Russica-81: Лит. сб. / Сост. А. Сумеркин. New York, 1982.

Автокомментарий Бродского к «Венецианским строфам» 1 и 2:

«У меня была такая идея написать вид города в разное время дня. Как у Лоррена в Эрмитаже, и Пуссен этим тоже занимался: пейзаж в разное время дня или в
разное время года. Ну да, и Моне с Руанским собором,
но это было потом. Я прежде всего имел в виду Лоррена, потому что

Венеция

— это лорреновский фантастический город у водички. Я решил сделать
описание Венеции утром и Венеции вечером, ночью. Посвящения не случайные. Генка был большой поклонник Дягилева, который похоронен в Венеции.
Хотя “гражданин Перми”, то есть Дягилев, упоминается в первом стихотворении, посвященном Сюзан. С ней мы несколько раз сталкивались в Венеции,
именно на Рождество. Я даже помню, как встречали одно Рождество там вместе, в Harry’s bar. Просто дружеский жест. Тут как раз нет ничего
специфически “ихнего”, Сюзан или Генкиного — никакой эротической специфики» (Бродский И. Пересеченная местность: Путешествия с комментариями: Стихи. М., 1995).

Дягилева, который похоронен в Венеции

— см. подробнее на

странице “Италия. Сан-Микеле”

.

В

стихотворении «Лагуна» (1973)

И. А. Бродский дает несколько метких описаний Венеции. Вот одно из них:

Венецийских церквей, как сервизов чайных,

слышен звон в коробке из-под случайных жизней… (

вернуться

)

2. Сюзанна Зонтаг

— Susan Sontag
(1933–2004) американская писательница и мыслитель, известная своими эссе о проблемах современной культуры. (

вернуться

)

3. Чем доверчивей мавр <…> каменного платка….

Отсылка к трагедии В. Шекспира «Отелло»
и ее развязке, в которой ключевую роль играет платок, подброшенный Дездемоне, жене венецианского мавра Отелло. (

вернуться

)

4. …ни нежной Дуге, ни арий…

Элеонора Дузе (1858–1924), итальянская актриса, выступавшая
во многих странах, в том числе и в России. Упоминается в «Чайке» А. П. Чехова и «Даре» В. В. Набокова. (

вернуться

)

5. С. Дягилев.

Сергей Дягилев (1872–1929), русский театральный деятель,
организатор труппы «Русский балет Дягилева» и «Русских сезонов» в Париже. Похоронен на

кладбище Сан-Микеле в Венеции

.
(

вернуться

)

6. …питомец Лоррена…

Клод Лоррен (1600–1682) — французский живописец.

Всю сознательную часть жизни прожил в Италии и создал особый жанр «итальянско-французской» пейзажной живописи, в котором в картины итальянской
природы обязательно органично включались руины Древнего Рима — таким образом любой человек, прозревающий за современной красотой Италии ее древнюю
цивилизацию, может быть назван «питомцем Лоррена», тем более Бродский, с его вниманием к поэтике руин (см. также комментарий к стихотворению
«Архитектура» и книгу Д. Ригсби: Rigsbee D. Styles of Ruin: Joseph Brodsky and the Postmodernist Elegy. Westport; London: Greenwood Press, 1999). (

вернуться

)

7. Геннадий Григорьевич Шмаков

(27 марта 1940, Свердловск — 21 августа 1988, Нью-Йорк)
— русский поэт, переводчик и балетный критик, специалист по творчеству М. Кузмина и К. Кавафиса, автор биографий Жерара Филиппа и Михаила Барышникова.
Перевёл на русский язык стихотворения александрийского поэта Константиноса Кавафиса; эту «огромную работу» особенно ценил И. Бродский, посвятивший Шмакову
вторые «Венецианские строфы».

Бродский неоднократно упоминает имя Шмакова в своих заметках и интервью:

Предлагаем ознакомиться:  Кофе из Финляндии купить в Санкт-Петербурге и Москве по выгодной цене

“Мы со Шмаковым были римлянами в некотором роде… Шмаков — это человек, который действительно был — ну, не хочу сказать, что альтер эго — но в некотором
роде у меня было оснований доверять ему больше чем кому бы то ни было. Не только потому, что он был одним из самых образованных людей своего времени.
Что само по себе создавало колоссальный — если не пиетет, то, по крайней мере, колоссальные основания для доверия. То есть это происходило не только потому,
что он читал все, знал все. Но именно потому, что мы с ним действительно были, как говорится, одного поля ягоды…
Я ему хотел посвятить много стихотворений. У меня даже была такая идея — выпустить книжку итальянских стихотворений, то есть стихов, написанных об
Италии. И всю эту книжку посвятить ему. Просто потому, что наш с ним взгляд на Италию был абсолютно схожим. То есть два мальчика смотрели на эту страну
одинаково. Мы видели одно и то же, любили одно и то же. Италия была для нас раем на земле, в некотором роде”. Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским.
Глава 9. Италия и другие путешествия: зима 1979 – зима 1992. (

вернуться

)


И. Бродский:

…В первый раз я приехал туда (в Венецию) на Рождество семьдесят третьего года. Дело в том, что попасть в Венецию было моей идеей фикс.
Когда мне было лет двадцать, а может быть, немного больше, я прочел несколько романов Анри де Ренье. … И так получилось, что из четырех романов де Ренье,
которые я прочел, в двух – местом действия была Венеция зимой. … Прошло некоторое время, и кто-то принес мне журнал “Лайф”. Там был фоторепортаж –
Венеция зимой. Снег и вода. Когда я это увидел, то отключился. Потом одна из моих приятельниц подарила мне на день рождения такую гармошку из открыток,
опять-таки с видами Венеции: они были выполнены в сепии. Наконец, последнее – четвертое по счету – несколько надавившее мне на мозги впечатление:
“Смерть в Венеции”, фильм Висконти с Дирком Богартом. … И вот – задолго до моего отъезда, до всего-до всего, возникла у меня идея фикс – отправиться
в Венецию. Конечно, это была чистая фантазия, ни о какой Венеции не могло быть и речи, совершенно естественно. Поэтому когда я оказался и Штатах,
в Анн Арборе, отпреподавав первый же семестр, на первые свободные деньги я сел в самолет и полетел и Италию. Это оказалось гораздо лучше, чем я воображал.
То есть гораздо более интересно. Конечно, внешне у Венеции есть параллели с местами знакомыми. То есть можно сказать, что Венеция похожа на родной город.
Но она совершенно не похожа на родной город, это совершенно другая опера. Абсолютно иной принцип организации пространства. Прежде всего, его меньше, этого
пространства… всякий раз, когда бывал в Венеции, я ездил туда на Рождество. Каникулы потому что. На протяжении последних девяти лет, думаю, не
пропустил случая, за исключением двух раз. (Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским. Глава 9. Италия и другие путешествия: зима 1979 – зима 1992.).

Кроме «Венецианских строф (1)» и «Венецианских строф (2)», есть еще шесть стихотворений поэта о Венеции:

«Лагуна»

, «Сан-Пьетро»,
«В Италии».

Эссе Бродского «Набережная Неисцелимых» (Fondamenta degli incurabili), посвященное Венеции, было написано по-английски в 1989 году. Небольшая книга состоит из
около полусотни коротких глав, каждая из которых посвящена отдельному эпизоду из визитов автора в Венецию.

Предлагаем ознакомиться:  Кофе польза и вред для здоровья

Бродский, венецианские строфы 2, рецензия и правка ~ поэзия (стихи, не вошедшие в рубрики)

(на снимке Бродский – ни дать – ни взять – Пушкин…)

(уж как только покойника не прихорашивали при жизни, а на приличного поэта (для непредубеждённого читателя) он так и не потянул)

***

Кое-что “из Бродского” я уже и разбирал (и в стихах, и в прозе), и правил (в основном, “по заявкам”), и он меня неизменно радует “находками”…

И тут вот поступила новая заявка (Ахмадулиной я тоже, согласно с ней, уделил только что толику (часа в два с лихом, наверное (“счастливые часов не наблюдают”) своего внимания):

Хотя, есть здесь и профи, всем нам известные поэты: Бачурин, Евтушенко, Вознесенский, Губерман, Силкин, Яворская и др.
Так что Вам, с Вашим “профессионализмом”, лучше заглядывать почаще к ним. Там, правда, будет трудновато расточать в таких количествах свои “мудрые” мысли, ощущая себя “последней инстанцией”.)))

***

Итак, “не корысти ради, а токмо во исполнение воли пославшей мя жены”:

Венецианские строфы 2

Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный
обойтись без меня.

Тускл зрачок у трупа,
И не слышно хрупа
Изо рта бедняги.
Мало принял, видно, он
В энтот рот бадяги.

Бадя;га либо бодя;га (лат. Spongilla) — лекарственное средство, препарат животного происхождения, обладающий местным раздражающим, противовоспалительным и анальгезирующим действием.

Ну не повезло парняге.

***

Плещет лагуна

Лагуна не “плещет”, плещет море.

Чувствуете “разницу масштабов”?

А Бродский её не чувствовал – и оттого это комичное словосочетание (он бы ещё “плещет наше озерцо – вышла Маня на крыльцо” написал, или “плещет наша речка, не горюй сердечко”).

***

Ну и он-то, поскольку завсегда заунывно пишет (поскольку только так и декламирует), и тут не отступил от своего “правила”, протянув вот эту бесконечно-тусклую соплю:

сотней мелких бликов тусклый зрачок казня за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня

И кому блики и утомительны (тому, кто мельче, значит, чем они), а кому и вполне по размеру (тому, кто знает, как с ними управляться):

Венеция. Мёд, мёд, мёд…
Богатый Бездельник При Своих
https://www.coffee-about.ru/2021/03/01/430

ЧТО МОЖНО ПОДЕЛАТЬ С МЕРЦАНИЕМ СВЕТА?
БЫТЬ МОЖЕТ, НА ПАМЯТЬ ЕГО НАНИЗАТЬ?
ИЛЬ ПИТЬ ИЗ ПРОЗРАЧНОГО ЛЕТА БЮВЕТА
ЕГО НЕСКОНЧАЕМО? ТРУДНО СКАЗАТЬ.
ВЕДЬ В НЁМ ИСЧЕЗАЕТ И ТВЁРДОЕ ТЕЛО…

ВОДА ЖЕ В МЕРЦАНИИ – В МЁД ЗАГУСТЕЛА.

Там и фото – соответствующее, и по соседству – ещё несколько “венецианских” стихотворений (особо мне самому “Венеция. Джудекка” нравится):

Венеция. Мудрость безумия бездействия – без рубрики, 28.02.2021 17:36
Венеция. Праведность зрелости – без рубрики, 28.02.2021 17:29
Венеция. Джудекка – без рубрики, 28.02.2021 17:25
Венеция. Вопросы и ответы – без рубрики, 28.02.2021 17:19
Венеция. Длящаяся драма – без рубрики, 28.02.2021 17:13
Венеция. Квинтэссенция – без рубрики, 28.02.2021 17:06
Венеция. Стиль жизни – без рубрики, 28.02.2021 17:03
Венеция. Неоднозначность лица – без рубрики, 28.02.2021 16:58
Венеция. Зимний день – без рубрики, 28.02.2021 16:45
Венеция. Встреча с прекрасным – без рубрики, 28.02.2021 16:41

***

И что значит “способный обойтись без меня”?

Предлагаем ознакомиться:  Лечебный рацион при артрите. Клиника Бобыря

Почему не написать прямо “способный прикончить” (но для этого же надо уметь думать (а тире я добавил для подчёркивания ритма)):

сотней мелких бликов – мой тусклый зрачок казня – за стремленье запомнить пейзаж, способный прикончить меня

И как видите, я и ритмичность (и динамику) добавил вставкой “мой” и заменой “обойтись без” на “прикончить” (“способный обойтись без меня” – это хвост немыслимых размеров, вообще-то, “в контексте целого”, как любят сейчас выражаться)…

Сравните с его:

сотней мелких бликов – тусклый зрачок казня – за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня

И я эту соплю и ещё подлечить (ещё больше “ритмизовать”) могу, смотрите:

мессивом мелких бликов – мой тусклый зрачок казня – за стремленье запомнить пейзаж, способный прикончить меня

И согласитесь, что определение “мессиво” (хаос) гораздо лучше передаёт суть творящейся картины, чем “сотня” (как будто он их считал).

Ну и укоротим “тулово” стиха, убрав “поясницу”:

мессивом мелких бликов – мой тусклый зрачок казня – за право помнить пейзаж, способный прикончить меня

И ещё обрубим “хвост” (и “русскости” добавим словечком “вконец”:

мессивом мелких бликов – мой тусклый зрачок казня – за право помнить пейзаж, убивший вконец меня

Ну и теперь уберём добавленный “мой” – он здесь уже излишен:

мессивом мелких бликов – тусклый зрачок казня – за право помнить пейзаж, способный прикончить меня

Ну и “тусклый” давно пора заменить, да и “казня” тоже (поскольку казняменя – рифма более, чем убогая…):

мессивом мелких бликов – тощий зрачок членя – за право помнить пейзаж, способный прикончить меня

И тогда “в целом” мы имеем (“убив” и предпоследнее слово):

Стынет кофе. Плещет лагуна, мессивом
мелких бликов тощий зрачок членя
за право помнить пейзаж,
способный убить меня

Всё, равно, конечно, дрянь бесхребетная…

Потому что единственная в стихотворении, которое, если честно его записать – является неким “(неимоверно растянутым) двустишием с предуведомлением”:

Стынет кофе.
Плещет лагуна, мессивом мелких бликов тощий зрачок членя
за право помнить пейзаж, способный убить меня

– рифма няня – тупая изначально.

И идея усталости глаза – острой глазной боли по причине мельтешения бликов – больная сама по себе, и неверная, к тому же, ибо не мельтешение утомляет, а сверхъяркий (“на взгляд” северянина) венецианский южный свет – и оттого “крайняя белизна” бликов на воде.

Кофе забытый в фарфоре остынет (новикова елена юрьевна) / стихи.ру

      “Стынет кофе,плещет лагуна,

       Сотней мелких бликов тусклый зрачок казня,

       За стремленье запомнить пейзаж,

       Способный обойтись без меня.”

        (И.А.Бродский)

Два полукружья, родимых пятна,
Словно судьба разделённая надвое.
Родина в сердце как сердце одна,
Боль отлучения – чувство надсадное.
Снятся кафе и каналы  Венеции,
Грусть навевая,как песни Проперция,*
А иногда снятся лица  друзей,
И Ленинград,нудный скрип фонарей.

Пьяцца Сан-Марко пуста, – дождь виной,
Ветер с лагуны играет с волной,
Голуби спрятались,нет и туристов,
Окна с зелёными ставнями чисты.

Розовых стен лакированный блеск,
Ламп ар-нуво – благородный гротеск.
Грустно со стен смотрят древние львы,
Напоминая приметы Невы.

Кофе забытый в фарфоре остынет,
“Letum non omnia finit.”*

*”Не всё кончается со смертью”

Написано с обратной стороны памятника И.Бродскому.

*Проперций-древнеримский элегический поэт.

На фото дом,в котором жил И.Бродский(Литейный 24)

Оцените статью
Про кофе
Добавить комментарий

Adblock
detector